Замечательные чудаки и оригиналы

Офросимова и её сын. В старом русском обществе встречалось много типичных старух, которые были отражением своего века. В московском обществе в начале нынешнего столетия долго была воеводою старуха Офросимова[]. Таких, впрочем, старух в описываемую эпоху известно было несколько. Настасья Дмитриевна Офросимова была старуха высокая, мужского склада, с порядочными даже усами. Лицо её было суровым, смуглым, с черными глазами, - словом, тип, под которым дети обыкновенно воображают колдунью. Офросимова в свое время имела большую силу и власть.

Елена Лаврентьева - Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Этикет

Мало ли в то время было ещё в Москве почтенных и почётных старух? Были и поважнее, и починовнее: Но разговор наш логичнее начать с пращуров Офросимовой, а именно, с её бабушки по материнской линии, графини Аграфены Волконской — Раскрепощённость, честолюбие, дерзость, бойкость — черты, равно присущие им обеим. К тому же внучке передался от бабки врождённый дар слова, сыгравший, впрочем, в судьбе последней весьма печальную роль.

Характерно, что и своего суженого Аграфена, как и в будущем наша героиня, не только выбрала сама, но и на таком выборе категорически настояла.

Настасья Дмитриевна Офросимова была долго в старые годы и петербургского общества, детей своих держала она в страхе.

Функции для работы с книгой Аннотация: Внутри всем известной официальной Москвы существует город, о котором почти никто ничего не знает. Город, где за высокими заборами парадных правительственных и посольских резиденций кипит жизнь со своими обычаями и ритуалами. По традиции, многие парадные представительские резиденции занимают лучшие московские особняки, имеющие богатейшую историю. Мало того, по мнению эзотериков, парадная Москва — сгусток всех ее тайн и загадок.

В новой книге автора многих книг о Москве таинственной вы познакомитесь с малоизвестной историей знаменитых дворцов и роскошных представительских особняков: Посольские особняки, как и Запретный город в Поднебесном Китае, всегда представляли собой недоступный и изолированный от остальной Москвы мир, заглянуть в который удавалось лишь немногим избранным. Офросимовой — бывшая резиденция послов Германии — резиденция Московской патриархии В м здесь поселилась супруга московского оберкригскомиссара, генерал-майора П.

Офросимова, Анастасия Дмитриевна — женщина решительная, прямая, своенравная и очень властная, дама, чья слава перекрыла известность ее влиятельного супруга. По слухам, решив женить на себе своего добродушного супруга, она сама похитила его из родительского дома и впоследствии нисколько с ним не церемонилась:

Надо сказать, что она всегда стояла за правду и везде громогласно поражала порок. Еще в году когда Государь Александр вместе со своей сестрой, В. Екатериной Павловной, посещал Москву, Офросимовой удалось одним словом с выразительной жестикуляцией уничтожить взяточника, сенатора С.

от «гипноза общественного мнения», от «страха перед властью» и в своих колаевичу, держа в руке велосипед, и объявил, что меч Офросимову ( Столыпину) и узнала, что. она благополучно родила сына.

Волконского и внучатая племянница великого канцлера Бестужева , Настасья Дмитриевна была в родстве с половиной барской Москвы [2]. Её отец Дмитрий Петрович Лобков , директор Императорской шпалерной мануфактуры в правление Елизаветы Петровны , умер в 44 года и был похоронен в Александро-Невской лавре могила сохранилась [3]. Настасья обновила надгробие матери в Ямской Крестовоздвиженской церкви [4]. Муж был у неё в полном подчинении.

Репутация[ ] Пётр Андреевич Вяземский писал о ней: В московском обществе имела она силу и власть. Силу захватила, власть приобрела она с помощью общего к ней уважения. Откровенность и правдивость её налагали на многих невольное почтение, на многих страх. Она была судом, пред которым докладывались житейские дела, тяжбы, экстренные случаи. Она и решала их приговором своим. Молодые люди, молодые барышни, только что вступившие в свет, не могли избегнуть осмотра и, так сказать, контроля её.

Настасья Дмитриевна Офросимова была старуха высокая, мужского склада, с порядочными даже усами; лицо у неё было суровое, смуглое, с черными глазами; словом, тип, под которым дети обыкновенно воображают колдунью. Свербеев в своих воспоминаниях рассказывает:

Из русской жизни на грани веков ( и ), часть 10

Следуя романтическим индивидуалистическим веяниям, лондонские денди демонстрировали пренебрежение светскими условностями старшего поколения, их новомодные повадки слишком контрастировали с традиционными представлениями о хорошем версальском тоне. Бомонды Мадрида и Рима пребывали в глубоком экономическом и культурном упадке, берлинский свет был донельзя милитаризован, а блистательная Вена запятнала себя позорными поражениями в войнах с Наполеоном.

Сие последнее приводило порой к курьезам:

Настасья Дмитриевна Офросимова. Ее с фотографической точностью, которых она держала в страхе пощечинами (она говорилао них:"у меня.

Вообще вся семья перед княгиней трепетала, и она до конца жизни детей своих называла уменьшительными именами: Привыкнув их считать детьми и будучи сама уже очень стара, она никак себе представить не могла, что и они уже не молоды. Рассказывают, что когда князь Дмитрий Владимирович, бывая в Петербурге, останавливался у матери в доме, ему отводили комнаты в антресолях, и княгиня всегда призывала своего дворецкого и приказывала ему"позаботиться, чтобы все нужное было у Митеньки, а пуще всего смотреть за ним, чтобы он не упал, сходя с лестницы".

Он был очень близорук, очков не носил, но употреблял лорнет. Родившись в начале царствования Елизаветы Петровны, при которой она была фрейлиной, княгиня Наталья Петровна видела царский двор при пяти императрицах и, будучи старожилкой, не мудрено, что считала всех молодежью. В Петербурге она жила, если я не ошибаюсь, на Малой Морской к ней ездил на поклонение в известные дни весь город, а в день ее именин ее удостаивала посещением вся царская фамилия.

Княгиня принимала всех, за исключением государя императора, сидя и не трогаясь с места. Возле ее кресел стоял кто-нибудь из близких родственников и называл гостей, так как в последнее время княгиня плохо видела. Смотря по чину и знатности гостя, княгиня или наклоняла только голову, или произносила несколько более или менее приветливых слов; и все посетители оставались, по-видимому, весьма довольны. Обращаясь нахально со всеми членами высшего московского и петербургского общества, детей своих держала она в страхе Божием и в порядке и говорила с любовию о их беспрекословном к ней повиновении: На этих основаниях, как уверяли, обходилась она и с дочерью.

Золотой век чудаковатых старушек

Елена Лаврентьева - Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Этикет Во многих отношениях Н. К Загряжская не чужда была современности, но в других сохранила отпечаток своей старины, отпечаток, так часто и легко сглаживаемый у других действием общественных преобразований и просвещения, или того, что называется просвещением. Упорная, упрямая натура не хороша, но нельзя не любоваться натурами, которые при законных и нужных уступках господству времени, имеют в себе довольно сил и живучести, чтобы отстоять и спасти свою внутреннюю личность от требований и самовластительных притязаний того, что называется новыми порядками и просто модою.

В новом обществе, в доме родственников своих, князей и княгинь Кочубеевых, у которых жила Загряжская, была какою-то историческою представительницею времен и царствий давно прошедших.

Как писала Янькова, «людей в домах держали тогда премножество, потому что . образно: «Настасья Дмитриевна Офросимова была долго в старые годы воеводою ее налагали на многих невольное почтение, на многих страх.

Одна из второстепенных героинь, Анфиса Хлестова, была списана с колоритной пожилой барыни Настасьи Офросимовой — персонажа, по-своему характерного для аристократии того времени. В Москве грибоедовских времен многие старые богатые дворянки слыли оригиналками, не стеснялись вести себя на людях эксцентрично. И притом эти женщины пользовались в обществе огромным авторитетом.

Такой культурный тип мог сложиться только в Москве. Императорский двор находился в Петербурге, там делали карьеру и туда стремились дворяне в расцвете сил. А Первопрестольная была городом женщин а также неслужащих юнцов и вышедших в отставку стариков. Поэтому старушек а женщина становилась ей с того момента, как ее старшей дочери исполнилось 16—18 лет: И в обществе верховодили именно они.

Жизнь любой женщины была скована массой условностей. Но все это — до определенного возраста. Когда у дамы появлялись дочери на выданье — наступал самый беспокойный период ее жизни: Но вот она достигала всего — дочери пристроены. Из архива Теперь, на старости лет, она могла наконец пожить для себя.

Интересное

Скачать в формате 6,00 Мб Страницы: Это обстоятельство так на него повлияло, что несчастный стал заговариваться и уверять, что жена его не умерла, в доказательство чего наряжался в самые праздничные веселые цвета и возненавидел все темные, цветным же не изменял до конца своей жизни. Когда он появлялся на улицах, то его постоянно преследовала толпа зевак, на которых он, впрочем, никогда не сердился.

Он отличался редкой честностью.

Настасья Дмитриевна Офросимова или Афросимова, урождённая Лобкова и петербургского общества, детей своих держала она в страхе Божием и в.

Происхождение[ править править вики-текст ] Племянница московского главнокомандующего М. Волконского и внучатая племянница великого канцлера Бестужева , Настасья Дмитриевна была в родстве с половиной барской Москвы [2]. Её отец Дмитрий Петрович Лобков , директор Императорской шпалерной мануфактуры в правление Елизаветы Петровны , умер в 44 года и был похоронен в Александро-Невской лавре могила сохранилась [3].

Настасья обновила надгробие матери в Ямской Крестовоздвиженской церкви [4]. Муж был у неё в полном подчинении. Репутация[ править править вики-текст ] Пётр Андреевич Вяземский писал о ней: В московском обществе имела она силу и власть.

Кровавая банда держала в страхе кубанских бизнесменов